ПРОГУЛКИ ПО ГОРОДУ

Вблизи реки Туры на нынешней улице Челюскинцев, 8 (Иркутской) сохранился солидный каменный дом, возведенный в конце XIX века. Принадлежал он купеческой семье Ядрышниковых.

ФРУКТОВАЯ ВОДА И ПИВО

Петр Григорьевич Ядрышников, 1818 года рождения, получил от отца капитал и склонность к коммерции. После многих лет ратного труда положение его дел в обществе упрочилось. В 1840-42 годах удачливый предприниматель стал кандидатом в гласные Тюменской городской Думы, в 1863-м – купцом 1-й гильдии. Петр Григорьевич пожертвовал на строительство первого городского водопровода 1000 рублей. Содействовал основанию банка, как член Общества коневодства способствовал появлению в Тюмени ипподрома.

Потомственный почетный гражданин Ядрышников владел первой в Сибири суконной фабрикой в Тугулымской волости. В 1871 году на Тюменской публичной выставке промышленных изделий продукцию Петра Григорьевича за отменное качество наградили большой серебряной медалью Министерства финансов.

Была у Ядрышникова возможность стать городским головой Тюмени, однако он отказался от избрания на этот высокий пост. Стало быть, соизмерял свои силы. Но отметил себя в других благодеяниях: участвовал в комиссии по принятию санитарных мер в охранении народного здравия в городовой части, был старшиной участка по соблюдению противопожарных мер по Морской улице (с 1957 года это ул. Малая Береговая). После кончины главы семейства наследники продали фабрику купцу 1-й гильдии Андрееву, переехали из деревни Ядрышниково в Тюмень.

Младший сын П.Г. Ядрышникова Григорий Петрович обосновал на улице Иркутской завод искусственных минеральных и фруктовых вод, а также и пивоваренный завод. По документам следует, что «годовая производительность составила 31 560 рублей, рабочих 10 человек, имеется конный привод».

В 1914 году Григорий Петрович обратился в управу с ходатайством о разрешении открытия заведения трактирного промысла на Иркутской и пивоваренных лавок с горячей пищей на Водопроводной и Томской (Осипенко). «Испрашиваемые Ядрышниковым помещения были осмотрены членами Управы, и были найдены соответствующими предназначаемому назначению». Власти ходатайство удовлетворили, обложили налогом не менее 200 рублей за каждое заведение.

ПАРИЖСКИЙ КОММУНАР

Большой дом на ул. Иркутской (Челюскинцев, 8) приносил доход владельцу. Часть помещений, по всей видимости, сдавалась в аренду. В 1906–1907 гг. здесь находились типография и контора газеты «Сибирский листок», в 1910-е годы – пароходская контора Богословского горнозаводского общества.

Это общество занималось разработкой полезных ископаемых на Урале. Начало свою деятельность в 1896 году. Правление его находилось в Санкт-Петербурге. Справочник «Вся Тюмень» 1910 года сообщает: «Администрация по делам Богословского горнозаводского общества (главная контора – ул. Иркутская, дом Ядрышникова) владеет 8 буксирными пароходами и 46 баржами. Телефон № 58. Собственная пристань рядом с пристанью ВерхнеИртышского товарищества, телефон – № 10. Управляющий – Люциан Доминикович Темчинский. Одна из главнейших пароходных контор Тюмени (1909 г.)».

В этой конторе работал человек по фамилии Сажин. В дореволюционной России он был под прицелом полиции, в советское время его имя внесли в энциклопедию СССР.

Михаил Петрович Сажин (18451934) родом из Вятской губернии. Учился в Технологическом институте Санкт-Петербурга. В 1868 году за «вредное влияние» на студентов был исключен из вуза, арестован и выслан в Вологодскую губернию. Революционер Сажин бежал из России, жил в США под фамилией Арман Росс, там работал на заводах, пытался организовать русскую колонию.

В 1870 году Сажин был вызван лидером «Народной расправы» Сергеем Нечаевым в Женеву. (Кстати, Нечаева, идеолога революционного терроризма, увековечил Достоевский в романе «Бесы», сделав его прототипом Петра Верховенского). Сажин некоторое время работал вместе с Нечаевым, познакомился с теоретиком анархизма и народничества Михаилом Бакуниным, стал его личным секретарем.

В 1870 году наш герой, известный как Арман Росс, принял участие в восстании в Лионе, которое было организовано Бакуниным. Получив известия об образовании Парижской коммуны, выехал в начале апреля 1871 года в Париж. Храбро сражался на баррикадах Коммуны. В 1875 году участвовал в Герцеговинском восстании. Вместе с соратниками Арман Росс выработал план восстания на Урале, с этой целью в марте 1876 года с подложным паспортом направился в Россию.

Затем в его биографии – арест, суд, ссылка в Иркутскую губернию. В Киренске он женился на народнице Евгении Николаевне Фигнер, которая была сестрой знаменитой революционерки Веры Фигнер. Когда Сажин, получив право жительства в Западной Сибири, выбрал Ялуторовск и Тюмень. Вспоминал о том периоде: «Живя в Тюмени, я служил в пароходстве Богословского горного округа и занимал место заведующего технической частью его. На мне лежала обязанность руководить и следить за ремонтом пароходов и барж, снабжать их всеми необходимыми материалами, припасами, инструментами, руководить правильными движениями, постройкой новых барж и всяких сооружений на пристанях. Весь флот состоял из 9 пароходов и нескольких десятков барж и рудовозов. Пароходство было грузовое, буксировало баржи с грузами».

Герой Парижской коммуны исправно нес службу в пароходстве, ему довелось много путешествовать по Туре, Иртышу, Оби. Сыновья Сажина учились в Александровском реальном училище.

В 1900 году семья коммунара покинула Тюмень, поселилась в Риге. В 1917 году Сажин переехал в Грозный, где на нефтепромыслах работал его сын. В 1920-е годы революционер издал свои книги «Каторга и Ссылка», «Пути Революции», «Воспоминания».

ПАМЯТЬ О ДОКТОРЕ

В Тюмени история шла своим чередом. В марте 1918-го согласно декрету о национализации имущества округа Богословское горнозаводское акционерное общество было упразднено. Дом на Иркутской тоже стал принадлежать народу. В 1922 году местная газета «Трудовой набат» поместила рекламное объявление: «Из заводского подвала пивоваренного завода «НЭП» (ул. Иркутская, 4) будет производиться оптовая продажа пива крепостью 16 градусов, в бутылках емкостью 1/20 ведра по цене 6 тыс. рублей».

Стало быть, пивоваренный завод Ядрышникова назывался «НЭП», что соответствовало духу времени. Здание завода не сохранилось. Добротный каменный дом Ядрышникова занимали различные учреждения. Со двора обустроили его новыми объемами, планировку изменили. Однако ж памятник архитектуры продолжал свою жизнь.

«С 1952-го по 1983 год в этом доме работал видный организатор здравоохранения области, участник Великой Отечественной войны, кавалер орденов Ленина, Октябрьской Революции, Трудового Красного Знамени, Отечественной войны I степени и Красной Звезды, заслуженный врач РСФСР Юрий Николаевич Семовских (1921-1994)», – сообщает мемориальная доска.

Юрий Николаевич родом из Шадринска Курганской области. В 1939 году он поступил в Свердловский мединститут. В начале войны был переведен в Кубанский медицинский институт, который позже был эвакуирован в Тюмень. В 1943 году Семовских, став дипломированным врачом, работал в эвакогоспитале № 3099 третьего Белорусского фронта. Затем последовали другие госпитали. После Победного 45-го служил на Дальнем Востоке. Демобилизовался в мае 1946-го.

С 1946-го по 1952 год Юрий Николаевич был главным врачом областной больницы, тогда она размещалась в старых постройках Текутьевской лечебницы на Даудельной. Будучи руководителем Тюменского областного отдела здравоохранения, Семовских сделал немало добра для тюменцев. Его имя носят Тюменская областная клиническая больница, областной музей медицины, появившиеся по его инициативе. Как опытный руководитель и доктор он позаботился, чтобы в Тюмени были государственный медицинский институт, онкологический диспансер, санитарная авиация. В июле 2016 года в областном центре появилась улица Юрия Семовских.

ЧЕЛОВЕК ГИГАНТСКОГО РОСТА

Старожилы рассказывали мне, что возле бывшего дома Ядрышникова на Челюскинцев в 195060-х годах жил Петр Лукич Новоселов. Мужчина имел рост более двух метров и внушительный вес. Вся Тюмень гудела о том, что еще при жизни он завещал свой скелет городу. Откуда взялся этот миф? Может, косвенно повлияло то, что на Челюскинцев, 8 находилась медицинская структура. Скорее всего любители Ивана Бунина, прочитав рассказ «Чаша жизни», позаимствовали идею у персонажа Горизонтова. Человек громадного роста решил продать свой костяк анатомическому театру Московского императорского университета, сам при этом собрался прожить не менее 95 лет. Горизонтов считал, что цель жизни заключается в долголетии и наслаждении. «Крепко и заботливо держу в своих руках чашу жизни», – отвечал он.

Тюменский человек-гигант прожил всего 64 года, скончался от болезни сердца, похоронен на Червишевском кладбище. Новоселов состоял в большевистской партии, после Гражданской войны участвовал в комиссии по раскулачиванию, а после Великой Отечественной работал в отделе снабжения одного из геологических управлений. Слыл доброжелательным и любящим отцом. Окружающие отзывались о нем очень хорошо.

– В 50-х годах мы жили на Осипенко,10. От соседей я слышал, что Новоселов – самый высокий человек в нашем городе. У него был сын по имени Гена, – вспоминает Евгений Викторович Соколов, пилот гражданской авиации 1-го класса, ныне на заслуженном отдыхе. – В 60-х годах Гена работал в аэропорту Плеханово инженером, и был он тоже очень высоким. Мы были не очень близко знакомы с ним, но впечатление он оставлял благоприятное – вежлив, тактичен, эрудирован. Он из плеяды благородных людей… Вот такие человеческие судьбы поведал дом...

НА СНИМКАХ: Юрий Семовских; особняк Ядрышникова.

Елена ДУБОВСКАЯ /фото и фотоиллюстрация автора/