ПРОГУЛКИ ПО ГОРОДУ

На тихой тюменской улице 25-го Октября, что идет вдоль берега, располагалась усадьба купца 1-й гильдии Антона Васильевича Колмакова. В его пору, впрочем, называлась она Ильинской, потому как выстроен здесь Ильинский храм. Купеческая усадьба соседствовала с церковью, а внизу, по берегу Туры, шла линия железной дороги и стояли пакгаузы.

САМЫЙ БОГАТЫЙ ИЗ БРАТЬЕВ

Жилой деревянный дом усадьбы (ул. 25-го Октября, 25) был выстроен в 1894 году, а каменный флигель (ул. 25-го Октября, 27) – в 1913 году. В колмаковское домовладение входили еще каменная баня, каретник, конюшня, коровник. По деревянной лестнице хозяева спускались к каменному двухэтажному зданию на пристани («пакгауз для товаров»), теперь его адрес – ул. 25-го Октября, 23а, строение 1.

Владелец всей этой недвижимости Антон Колмаков происходил из династии ялуторовских крестьян, которые могли хорошо устроить дело, в результате стали ялуторовскими и тюменскими купцами.

А.В. Колмаков был в Тюмени человеком известным. В 1904– 1907 гг. он состоял в гласных городской Думы. Поскольку занимался коммерцией, то и заботы у него соответствующие: Колмаков был членом учетного комитета Сибирского торгового банка, членом учетного комитета отделения Общественного банка на Ирбитской ярмарке, участвовал в подготовительной комиссии по вопросу приобретения городом завода Гуллета (1902 г.).

На исходе XIX столетия братья Колмаковы Степан, Антон и Григорий организовали фирму «Братья Колмаковы». В наследство от отца они получили крупчатую мельницу, заводы мыловаренный и паточный. Братья числились ялуторовскими купцами, а местом жительства была Тюмень. В 1895 году их фирма называлась «В.В. Колмаков с братьями». Род ее деятельности: бакалейная торговля и продажа муки собственных мельниц.

После кончины в 1901 году Степана компаньонами Антона Колмакова стали дети брата Авксентий и Кириак. Прошло немного лет, и купец Антон Васильевич отделился от племянников, организовал собственное Товарищество «А.В. Колмаков».

Капитал его рос от доходов буксирного пароходства, торговли зерном, кожами и шерстью (Антон Колмаков владел кожевенношерстяной фабрикой). Есть сведения, что он занимался ростовщичеством. Антон Васильевич возглавлял одну из 16 пароходных фирм, работавших в Тюмени, в его собственности было три буксирных парохода: «Василий», «Помощник», «Ялуторовец» и 11 барж.

В 1909 году грузооборот его пароходства составил 1000000 пудов. Это намного больше, чем у его племянников (грузооборот пароходства «Братья Колмаковы» составлял 100000 пудов).

А.В. Колмаков торговал кожевенными и меховыми товарами на Нижегородской ярмарке, кроме того, продавал товар в Монголии, Китае, США. Как и все представители денежной аристократии, он занимался благотворительностью. Не один год был членом попечительского комитета Владимирского сиропитательного заведения и попечителем богадельни.

В июле 1908 года газета «Сибирский листок» сообщала: «В нынешнем году в селе Липовском пожар истребил почти все село. Погорельцы обратились с просьбой о помощи к тюменскому купцу Антону Васильевичу Колмакову. Господин Колмаков оказал им щедрую помощь, пожертвовал 700 строевых бревен на сумму 2000 рублей; каждому из погорельцев досталось на долю по 23 бревна – почти половина избы».

К 1911 году купец-благотворитель принял решение ликвидировать все свои дела. В ноябре 1912-го коммерции советник, старообрядец по вероисповеданию А.В. Колмакова отдал богу душу. Его капитал в 4,5 млн руб. перешёл вдове и четырем внукам.

В своих воспоминаниях доктор, почетный граждан г. Тюмени С.И. Карнацевич упоминает о купцах Колмаковых, в частности об Антоне Васильевиче: «Самый богатый был их дядюшка Колмаков, который жил отдельно в 2-этажном доме по ул. Ильинской (25 Октября), где теперь больница водников. Был он очень скупой и простой в жизни. Говорили, что в Английском банке на его счету лежит 300 тыс. руб. Он имел небольшую записную книжку и в ней вёл свои бухгалтерские записи. У него были собственные пароходы: грузовые, баржи. Торговал хлебом и другими сельхозпродуктами. Спал, говорили, у порога двери на кошме. Ездил по железной дороге в 3-м классе. Я сам видел, когда ехал с матерью лечить воспаление моего среднего уха в Талицу к доктору Автократову, так как в Тюмени не было ушника. Это было в 1912 году, я уже был студентом».

ПОМОГАЛ РОДНОМУ ЯЛУТОРОВСКУ

На эту «ремарку» Карнацевича откликнулся старожил, знаток истории Тюмени Е.В. Соколов: «Мне особенно интересны публикации о купце Колмакове, – замечает Евгений Викторович. – Дом моих прадедушки и прабабушки – дом Пантелеевых – находится напротив дома Антона Колмакова – это угловые здания нынешних улиц Ленина и Революции. И строились они почти одновременно, с разницей в один год. И я не сомневаюсь, что семьи Пантелеевых и Колмаковых не только знали друг друга, но и общались.

В тот отрицательный образ, что дал Карнацевич Антону Васильевичу, я не верю. В те времена сказать добрые слова в адрес купцов или, не дай Бог, фабрикантов было нельзя…

Об Антоне Колмакове известно, что он помогал Ялуторовску, в неурожайные годы открывал бесплатные столовые, участвовал в строительстве новой пожарной каланчи. В 1910 году он решил выстроить на свои средства больницу. В ноябре 1912 года новая городская больница в Ялуторовске была освящена, а 6 ноября Антон Васильевич скончался. Городским старостой была заказана медная доска с гравировкой: «Больница сооружена и пожертвована тюменским 1-й гильдии купцом А.В. Колмаковым, коммерции советником».

Ранее я читал, что, кроме дома в Ялуторовске, у него была усадьба возле Масловского взвоза, с которой был прямой спуск к причалу, возле которого загружались его баржи и пароходы»… В 1918 году вдова купца Анна Гавриловна покинула Тюмень вместе с колчаковскими войсками. Купеческую усадьбу национализировали, в ней расположился райкомвод, затем – Нижне-Иртышский участок Сибводпути, больница водников и, наконец, – ГУ «ОбьИртышский зональный центр госсанэпиднадзора на транспорте».

КРАСНЫЙ ДЕНЬ КАЛЕНДАРЯ

В 1922-м году Тюменский горуездный исполнительный комитет постановил: улицы, носящие не соответствующие моменту названия, в целях ознаменования пятой годовщины Октябрьской революции переименовать. Так прежняя Ильинская стала улицей 25 Октября.

Праздник 7 Ноября по старому стилю приходится на 25 октября, каждый советский человек об этом знает. С новым именем, казалось бы, не будет никаких недоразумений. Но с чьей-то легкой руки в название улицы добавилось слово «лет». Во многие справочники вкрались неправильные версии. Путанице поспособствовал и водочный завод, который занимал Ильинский храм, на этикетках его продукции значилось ошибочное написание. Вот и на новенькой табличке усадьбы Колмакова флигель указан по адресу: 25 лет Октября, 27...

НОВАЯ ЖИЗНЬ УСАДЬБЫ

Деревянный дом Антона Колмакова в два этажа – настоящий шедевр зодчества. Окна, вбирающие много света, украшены богатыми наличниками, внутри – простор, от которого человек ощущает умиротворение и свободу, для приятного отдыха – большая веранда на чугунных литых колоннах.

В начале XXI века этот памятник деревянного зодчества был покинут. В 2009 году мне довелось побывать в нем, я была удручена увиденным. От прежнего великолепия осталось немного: изразцы фабрики «Фортуна» на некоторых печах, дивный узор на потолке в одной комнате… Какой-то «умелец» советских времен замазал цементом уникальные плитки, исчезла парадная дверь, украшенная чудным резным орнаментом, символизирующим изобилие. Почти полностью разрушен декор, что создавал праздничное настроение апартаментов. Мусор и гадкий запах наполнял бывший дом купца Антона Колмакова.

Когда здание остается без рачительных хозяев, жди беды. Осенью случился пожар, внутри всё выгорело.

Не случайно старые деревянные дома называют «уходящей натурой», если уходит, то навсегда…

Примерно семь лет особняк ждал, как решится его судьба. И вот на воротах появилась таблица, извещающая прохожих, что на объекте культурного наследия к 2019 году завершатся ремонтные работы. Я заглянула за ограждение, самого здания не оказалось…

Теперь памятник воссоздан. После ремонта «помолодевшим» смотрится и каменный флигель. Двухэтажный каменный пакгауз (ул. 25-го Октября, 23А, строение 1) использовался под складское помещение и конторы. На втором этаже располагались пять жилых квартир. В советское время здесь тоже был склад, часть здания перестроили под коммунальные квартиры. С годами строение было доведено до крайности и снесено.

В первый день зимы 2019 года в восстановленном здании открылся мультицентр «Контора пароходства».

В кладку нового сооружения попали кирпичи с прежнего пакгауза, и отстроен дом по старинному проекту.

Так сложилась биография колмаковской усадьбы…

НА СНИМКАХ:  дом купца Антона Колмакова; на набережной – «Контора пароходства» в пакгаузе Колмакова.

Елена ДУБОВСКАЯ /фото автора/