ИСТОРИИ СТРОКИ

Тюменская Зарека. Улица Береговая, 24. В годы Великой Отечественной войны здесь размещался химфармзавод. Партии лекарственных средств, выпущенные на этом предприятии, спасли жизнь многим воинам и мирным жителям.

НОМЕР 39 

16 ноября 1941 года специальным эшелоном на станцию Тюмень из Москвы были доставлены оборудование и работники химико-фармацевтического завода им. Л.Я. Карпова. Предприятие планировалось разместить в помещении пивзавода. Но здание уже занял эвакуированный Таганрогский мотоциклетный завод. (нынешняя улица Циолковского, 1, строения не сохранились – Е. Д.). Омский облисполком срочно выделил фармацевтам площадку мебельной артели «Победа» и территорию конного завода «Красный Октябрь» на ул. Береговой. Приказом наркомата здравоохранения СССР фармзаводу был присвоен номер 39. 

Место то красивое, заповедное. С противоположного высокого берега виден Свято-Троицкий монастырь. Он будто парит в воздухе, и вид реки живописен. Однако территория оказалась не приспособленной к выпуску фармацевтической продукции: ни водопровода, ни канализации, ни благоустроенных подъездных путей. 

Ударили сильные морозы. В тяжелых условиях рабочим пришлось готовить котлованы под фундамент, вести прокладку линий трубопроводов. 

В речном порту стоял на приколе отслуживший свой век пароход «Гусихин». Его паровой котел вполне был пригоден для производства пара. Громадину весом в 15 тонн демонтировали и на специальных санях тащили по Туре. Преодолев почти два километра, с помощью лошадей справились с доставкой. 

Другой серьезной проблемой оказалась нехватка кадров. Жители Зареки откликнулись на призыв устроиться на эвакуированный завод. Пришли и другие горожане, в основном женщины, подростки. 

«Коллектив предприятия с первых дней пребывания в Тюмени начал выпуск медикаментов. Их изготавливали в чугунных эмалированных кристаллизаторах, вмазанных в кирпичные печи на дровяных топках, – отмечает историк Игорь Ермаков. – Уже к 1 февраля 1942 года предполагалось изготовить сублимированный йод, соли кофеина, хлористый натрий, а позднее и другие препараты. 

В первые месяцы 1942 года продукция тюменцев была направлена на заводы в Челябинск, Воронеж, Казань, Хабаровск, Москву и на фабрику эндокринных препаратов в Новосибирск». 

НЕДОСТАТОК СЫРЬЯ 

Теперь обратимся к документам Государственного архива социально-политической истории Тюменской области (бывший партархив). 

В резолюции собрания партийно-хозяйственного актива завода №39 от 30 июня 1943 года отмечается: «Работа завода за 1-е полугодие 1943 г. проходила в очень трудных условиях. Завод плохо был обеспечен сырьем, особенно в течение 1-го квартала. По этой причине не выполнил программу февраля и марта месяца... Ввиду этого план 1-го полугодия выполнен только на 86,1%. Более удовлетворительно выполнялась программа 2-го квартала, за апрель – 108,76%, за май – 114,43%... 

За первое полугодие закончен монтаж чистых щелочей, соды кристаллической и новарсенола (в первых стадиях на временной упаковке)... 

Дополнительно установлено оборудование в цехах. Смонтированы установки для получения дифосфата натрия непосредственно из костей, для перегонки бензина и скипидара, проведена изоляция всей паровой аппаратуры и коммуникаций. Оборудована лаборатория. 

Однако из-за отсутствия строительных рабочих план не выполнен. Средства по капстроительству за 1-е полугодие освоены на 170 тыс. руб. – 37,7%». 

СТАХАНОВЦЫ 

С июня 1942-го завод №39 возглавил опытный организатор и хозяйственник Яков Старожицкий. Благодаря ему и энтузиазму рабочих производство стало налаживаться, последовали успехи. 

Условия труда в цехах были удручающими. Пар – клубами, влажный воздух, дышать тяжело. При производстве лекарств использовалась соляная кислота, из-за чего возникала высокая загазованность. Работа трудоемкая, порой рискованная. Там, где применялась ртуть, и того опасней. Ртуть сжигали в струе хлора в специальных ретортах. Ядовитую сулему нужно было счищать со стенок бункера. Но предварительно следовало облачиться в специальный защитный бушлат и противогаз, а уж затем забираться в бункер. Молодые работницы подчас пренебрегали этими требованиями, не думали о сохранении собственного здоровья. Случались и аварии со смертельным исходом... 

Другой архивный документ сообщает: «Завод, где директором т. Старожицкий и секретарем партбюро т. Серегин, из месяца в месяц перевыполнял производственную программу, досрочно выполнил годовую программу по всем показателям и еще более успешно работал в 1943 году. 

За 1942 г. стахановцы этого завода вместе с инженерно- техническими работниками проделали большую работу по освоению новых видов продукции. Освоено до 40 фармацевтических препаратов, имеющих большое значение для обороны страны. 

Большая работа проведена и в области замены остродефицитных материалов и упрощений технологических процессов, что позволило намного увеличить выпуск продукции. Работа в этом направлении продолжалась в 1943-1944 гг.» (из отчета Тюменского горкома на бюро Омского обкома ВКП(б) от 25 апреля 1944 г.). 

Фармацевтическая продукция была нужна фронту, поэтому завод №39 считался предприятием оборонного значения. 

ПОМОЩЬ ЭНЕРГЕТИКАМ 

Игорь Ермаков приводит интересный факт из истории тыловой Тюмени: «В конце 1943 года рабочие Тюменской ТЭЦ столкнулись с непредвиденными трудностями. В трубах всех пяти котлов теплоэнергоцентрали отложился очень большой слой накипи. Его невозможно было удалить механическим путем. По просьбе директора ТЭЦ химики завода №39 подвергли котлы особой очистке – кислотной парке. За трое суток котлы полностью очистили от накипи и пустили в эксплуатацию. Это спасло все предприятия Тюмени, работающие на нужды фронта, от простоя, так как ТЭЦ в то время была единственным поставщиком электроэнергии в городе. 

Несмотря ни на какие трудности, коллектив завода №39 работал образцово. Он успешно справлялся с заданиями по выпуску медикаментов». 

Его судьба после войны решилась не сразу. Так как предприятие было удалено от научного центра и имело слабые мощности, завод предлагали закрыть. В 1948 году решением Министерства здравоохранения СССР завод был сохранен и переименован в Тюменский химико-фармацевтический. 

ПИВОВАРЕННЫЙ ЗАВОД 

Упомянутый пивзавод в годы войны тоже «поселился» в Заречье. Он расположился напротив «вотчины» фармацевтов, на улице Береговой, 19. 

По этому адресу можно увидеть двухэтажный каменный особняк, построенный на рубеже XIX-XX веков. Предположительно, дом принадлежал купцу Дмитрию Решетникову. Два одноэтажных служебных корпуса, пострадавшие в советское время от переделок, тоже живы. Когда-то эти строения входили в состав кожевенного завода г-на Решетникова. 

Деятельность Дмитрия Григорьевича долгое время была связана с Общественным банком (был членом учетного комитета, а затем и директором). Несколько лет кряду он входил в Комитет помощи жертвам наводнения в Зареке. Заречье почти постоянно страдало от весенних паводков. Решетников, имея тут свою недвижимость и дело, по зову долга и сердца был как на передовой. 

В 1942 году сюда, в бывшее купеческое владение, был переведен пивоваренный завод. А его насиженное место на правом берегу Туры занял (после мотоциклетного завода) легендарный АТЭ. Об истории этого предприятия, работавшего на оборону, мы рассказывали в статье «Звон металла тает на ветру» («ТП», №17, 2020). 

В мирное время продукция пивоваренного получала награды на конкурсах в обеих российских столицах. 

А что с бывшими купеческими зданиями, которые занимали пивовары? Сейчас они имеют вид не- презентабельный. Строения нуждаются в серьезной починке и реставрации. А могли бы стать украшением Зареки. 

НА СНИМКАХ: здание фармзавода на ул. Береговой; сотрудники завода военной поры. 

Елена ДУБОВСКАЯ (фото и фотокопия автора)