ДАТА 

24 июня наша страна отмечает славную дату: 75 лет назад на Красной площади в Москве в ознаменование Победы над фашистской Германией в Великой Отечественной войне состоялся Парад Победы. Что этому предшествовало? Обратимся к малоизвестным фактам. 

ИЗ БЕРЛИНА – В МОСКВУ 

«За несколько дней до Парада Победы к нам поступил приказ: Знамя Победы, водруженное над Рейхстагом, доставить в Москву с особыми воинскими почестями, – писал в своих мемуарах генерал-лейтенант Ф.Я. Лисицын, в годы войны начальник политотдела 1-й, а позднее 3-й ударной армии. – Утром 19 июня я выехал к месту хранения этого Знамени, в 150-ю стрелковую дивизию. Здесь уже собрались Михаил Егоров, Мелитон Кантария, Илья Сьянов, Степан Неустроев и Константин Самсонов. Это они должны были сопровождать в столицу нашей Родины Знамя Победы… 

20 июня эти герои штурма Рейхстага прибыли на Берлинский аэродром. Там состоялся короткий митинг. Под звуки оркестра я вручил Знамя старшему сержанту Илье Сьянову. 

Во второй половине того же дня посланцы 3-й ударной армии уже прилетели в Москву, на Центральный аэродром. Там Знамя Победы было встречено почетным караулом Московского гарнизона. Его приняли из рук Ильи Сьянова назначенный знаменосцем Герой Советского Союза старший сержант Ф.А. Шкиреев и два его ассистента, тоже Герои Советского Союза, гвардии старшина И.П. Панышев и сержант П.С. Маштаков». 

По Красной площади Знамя Победы было провезено на специально оборудованной открытой автомашине. Над ее кузовом возвышался большой глобус. Знамя Победы, установленное на нем в точке, обозначенной словом «Берлин», как бы снова реяло над поверженной столицей фашистской Германии. 

ОТБИРАЛИСЬ САМЫЕ-САМЫЕ 

Заглянем в энциклопедию «Великая Отечественная война 1941–1945»: «В параде участвовали сводные полки фронтов (десяти – В.П.), Наркомата обороны и ВМФ, военной академии, военного училища и части Московского гарнизона. Сводные полки были укомплектованы рядовыми, сержантами и офицерами различных родов войск и спецвойск, отличившихся в боях и имевших боевые ордена». 

В строю сводного полка каждого фронта было ровно 1000 человек – шесть пехотных рот по 100 человек, по одной роте артиллеристов, танкистов, летчиков и сводная рота саперов, связистов и кавалеристов. Впереди полка 36 знаменщиков несли боевые знамена особо отличившихся частей и соединений фронта. Во главе каждой парадной колонны шел командующий фронтом, вместе с ним его заместители, комбаты, командиры рот. Для участия в параде отбирались самые славные генералы, офицеры, сержанты, солдаты. Так, в колонне 1-го Украинского фронта было 98 Героев Советского Союза, а знамя фронта нес трижды Герой Советского Союза полковник Александр Покрышкин. 

Вот как описывает процедуру отбора В.Т. Белых в книге мемуаров «Моторы заглушили на Эльбе» (Киев, 1986): «Колобов (командир 1205-го самоходного артиллерийского Радамского краснознаменного полка, подполковник – В.П.) пригласил к себе своих заместителей и членов партийного бюро полка. 

– Кого пошлем на Парад Победы в Москву? – вопросительно обвел он взглядом собравшихся. 

– Старшину Игоря Михайловича Сытытова, – первым подал голос майор Пузанов. – Из госпиталя он вернулся, вполне здоров. Воевал мужественно и храбро, как и подобает настоящему советскому солдату и коммунисту. Награжден орденами Красного Знамени, Отечественной войны I степени, Славы II и III степени, медалями. 

– Представлен к званию Героя Советского Союза, – добавил Колобов, давая понять, что согласен с предложением парторга полка. 

– К тому же парень видный собой – стройный, рослый, крепкий, – заметил Шляхин. 

– И лицом красивый, – вставил Куницкий. 

– Причем здесь лицо? – послышался недоуменный вопрос. 

– Чехов говорил: «В человеке все должно быть прекрасно: и лицо, и одежда, и душа, и мысли», – ответил Куницкий. 

Порешили: на Параде Победы в Москве представлять полк Игорю Сытытову». 

ПОЛИТИЧЕСКАЯ КАЗНЬ ФАШИЗМА 

Пожалуй, самым впечатляющим эпизодом парада стал момент, когда вслед за полками фронтов и ВМФ на Красную площадь вступила сводная колонна воинов, которые несли опущенные до земли 200 знамен и штандартов разгромленных гитлеровских войск. Под барабанную дробь они были брошены на специальный помост у подножия мавзолея В.И. Ленина, и первым был брошен личный штандарт Гитлера. 

А радио разносило над площадью, над всей Москвой: «Да, это и есть политическая казнь фашизма! Пусть запомнят эти минуты те, кто еще мечтает о крестовом походе на Советский Союз. Пусть запомнят: кто с мечом к нам пойдет, от меча и погибнет…». 

Низложение фашистских знамен намеренно проводилось в перчатках, чтобы подчеркнуть отвращение к разбитому врагу: после парада перчатки были сожжены. 

«ЧТО ИМЕЕМ – НЕ ХРАНИМ…» 

Кажется, только в 2009 году впервые заговорили о наших земляках – участниках Парада 1945-го. На то время в списке значилось всего 15 фронтовиков. 

– К сожалению, ни в военкоматах, ни в архивах, ни в областном совете ветеранов точных данных о количестве тюменцев – участников Парада Победы – найти не удалось, – сетовал общественный корреспондент, один из инициаторов акции «Бессмертный полк» Геннадий Иванов. – Как объяснили в облвоенкомате, обязательного учета не велось, потому не представляется возможным ознакомиться с полным списком. Застарелая болезнь нашего общества: что имеем – не храним, потерявши – плачем. 

В течение года список пополнялся – благодаря ветеранам, родственникам, журналистам, краеведам, читателям. В 2010-м в «Тюменских известиях» опубликовали расширенный список из 43-х фамилий, однако и он был неполным. 

Чуть позднее Тюменский издательский дом начал работу над проектом «Два Парада: год 1941 – год 1945», автором которого выступил Иван Филиппович Кнапик. К 70-летию Победы планировалось издать альбом, рассказывающий обо всех участниках исторических парадов в Москве в 1941 и 1945 годах. 25 февраля 2014 года был опубликован очередной список, который состоял уже из 57 фамилий. 

К сожалению, проект по ряду причин так и не был осуществлен. Поиск продолжался. 

ВОЗВРАЩЕННЫЕ ИМЕНА 

Как известно, в составе сводного военного оркестра из 1400 человек, который завершал парад, выступал сформированный в Тюмени музвзвод, руководимый Борисом Манном. 

Незадолго до кончины С.А. Соловьева – последнего из оставшихся в живых участников муз- оркестра – с ним беседовала журналист Наталья Тереб. От него она узнала о 13-ти его товарищах- земляках, вместе с ним участвовавших в параде. Извинившись, он сказал, что многих имен не помнит. 

А год спустя, в 2011-м, в свет вышел сборник публицистики тюменца Александра Шестакова «Он смертельно убит…», одна из поэтических глав которого – «Оркестранты-духачи» – была посвящена С.А. Соловьеву. Автор давно был знаком с Сергеем Александровичем: видимо, тогда память ветерана была более цепкой. После выхода книжки были возвращены из небытия фамилии еще трех музыкантов – Бориса Бессчастных, Александра Костромкина и Аникана Смирнова. 

Владимир ПОРОТНИКОВ