ИСТОРИИ СТРОКИ 

Надежда Лухманова – одна из немногих дореволюционных писательниц России. Литературный труд тогда считался исключительно занятием для мужского ума. Но она добилась успеха. Более того, стала одной из первых женщин-лекторов, участницей Русско-японской войны (1904-1905 гг.). 

В 1880-е годы Надежда жила в Тюмени, наблюдала за купеческими нравами и местным бытом. В результате из-под ее бойкого пера вышло произведение «Очерки из жизни в Сибири». Н. Лухманову по праву считают первой писательницей Тюмени. 

ДОЧЬ КУРЛЯНДСКОЙ БАРОНЕССЫ 

Она родилась в Санкт- Петербурге 2 декабря 1841 года. Год ее появления на свет божий долгое время был тайной. Надежда скрывала его, была на то весомая причина. Родители ее, как тогда говорили, – из благородных. Отец – русский потомственный дворянин Александр Федорович Байков, матушка – Надежда Дмитриевна – происходила из рода курляндских баронов фон Пфейлицер-Франк. 

Надя окончила Павловский институт благородных девиц, получив прекрасное образование. Позже о годах своей учебы она напишет популярную книгу «Двадцать лет назад (Из институтской жизни)». 

Чтобы ее семье не остаться в глубокой бедности, Надежде пришлось «забыть» нарождающиеся чувства к сослуживцу своего родного брата Виктору Адамовичу и выйти замуж по расчету. Афанасий Лухманов, гусарский поручик в отставке, был богатым наследником и старше ее на 11 лет. 

Больше года длилось их заграничное свадебное путешествие, но любовь не вспыхнула. В 1866 году Надежда случайно встретила в Петербурге уже штабс-капитана Виктора Адамовича, вспыхнули прежние чувства. На свет появился сын Дмитрий. Последовал длительный и скандальный процесс развода с Лухмановым. 

В гражданском браке с Адамовичем Надежда родила сына Бориса и дочь Марию. Хороший кусок капитала от расторгнутого брака с Лухмановым не достался. От него досталась только фамилия… Надежде запретили вступать в новый церковный брак. 

Дети росли, молодая мама придумывала им коротенькие сказки. Сложился сборник «Детские рассказы», вышедший в 1874 году под псевдонимом Атина. Так Лухманова встала на литературный путь, имея в багаже талант и энергию. 

Отец семейства Адамович все более увлекался карточной игрой, что сильно угнетало Надежду. Но она нашла в себе силы уйти от него и самостоятельно строить жизнь. Чтобы найти средства к существованию, занялась литературными переводами, частными уроками и репетиторством среди студентов Московского университета, желающих совершенствовать свои познания во французском языке. 

ИЗ ДАЛЁКОЙ «ТЁМЕНИ» 

Среди ее учеников оказались братья Федор и Александр Колмогоровы. Они были сыновьями тюменского миллионера, «кожевенного короля» Филимона Колмогорова. Братья смешно называли свой город «Тёмень». 

Надежда почувствовала, что 19-летний Александр смотрит на нее, учительницу, влюбленными глазами. И она «забыла» о большой разнице в возрасте. Александр снял квартиру в доме на Мясницкой улице. Там он представил свою возлюбленную купцу-благотворителю Николаю Мартемьяновичу Чукмалдину, с которым отец был в дружеских отношениях. После от отца последовали приятные вести: батюшка увеличил родительское содержание в пользу «пострадавшему от любви». Весной 1878 года Надежда родила Александру сына Гришу. 

После Московского университета молодой отец Александр Колмогоров завершал образование в Санкт- Петербургском институте инженеров путей сообщения императора Александра I. Ему предстояло возвратиться в Тюмень. Но в качестве кого поедет с ним Надя? Чтобы казаться моложе своих лет, писательница внесла поправки в свои документы, и она стала старше Александра «всего на 8 лет», а не на – 16! Так приятней будет ему и его родственникам. Несмотря на церковный запрет, Надежда обвенчалась с Александром. Теперь не зазорно поехать на родину мужа. 

В июле 1882 года «блудный сын» купца 1-й гильдии, гласного городской Думы Филимона Степановича Колмогорова прибыл в Тюмень. «Встречающим родителям и многочисленной родне Александр представил свою теперь «законную» жену, 4-летнего сына с петербургской няней и падчерицу Машу. Родители, поминая неисповедимые пути Господни, постепенно свыклись с сумасбродным поступком младшего сына. Его греховную связь с многодетной женщиной, добровольно оставившей двух мужей, они приписывали последствиям извращающего умы образования… Какое-то время молодоженам пришлось пожить в загородном владении Колмогоровых. Но с наступлением осенних холодов семья переехала в подаренный ей собственный дом на Царской улице… 

Супруг, увлекшись делом, неделями пропадал на строящейся дороге Екатеринбург – Тюмень. Заботы «молодой жены» в основном касались дома, воспитания сына, дочери, определенной во 2-й класс прогимназии, и писем к старшим сыновьям», – отмечает правнук писательницы А. Колмогоров. 

Для местных дамочек Надежда Лухманова была не из своего круга: чужая, богемная. Писательница! И что она насочиняет? Напечатают потом невесть что, век не отмоешься. 

Лухманова наблюдала за купеческими нравами и местным бытом. В результате из-под ее бойкого пера вышло произведение «Очерки из жизни в Сибири». 

ПОРТРЕТ ГОРОДА 

Автор зашифровала название Тюмени: именует город «Т-нью». Без шифровки оставила части города – Затюменку, Городище, Заречье. Вот какая физиономия Тюмени получается. 

«…Во всём Заречье… стоял особенный кислый запах. Можно было подумать, что здесь во всех домах проветриваются бочки из-под кислой капусты. Этот своеобразный аромат шел со всех улиц, густо «высоренных» одубиной. Толчеи неустанно мололи дубовую кору, телеги подвозили ее на заводы, а из дубильных чанов все негодные отбросы вывозились прямо на улицы и «высаривались», как песок. Солнце высушивало это своеобразное мощенье, лошади и пешеходы притапливали почву; зато когда дожди растворяли всю эту благодать, то только носы заречных жителей могли ее переносить». 

«Водопроводов в городе нет, а потому круглый год между тремя и четырьмя часами все небогатое женское население отправляется с ведрами за водой. Емелькин (местный хулиган с придурью – прим. Е. Д.) выбирает дождливый день, когда немощеный крутой спуск к реке особенно труден. Бабы и девки осторожно поднимаются с полными ведрами по скользким земляным выбоинам, и едва потянутся гуськом по улице, как из-за угла появляется Емелькин и вдруг перед изумленной бабой сбрасывает с себя халат. Степенные и уже ко всему привычные бабы плюют и проходят дальше, девушки бегут, хихикая и расплескивая воду, но какая-нибудь новая или задорная не выдерживает, ставит на землю ведра и вооружается коромыслом. Емелькин только того и ждет. Он моментально бросается к ведрам, с быстротой обезьяны опрокидывает их и исчезает…» 

В Заречье находился дом Филимона Колмогорова (в очерке Артамон Круторогов). 

«Старый деревянный дом Артамона Степановича стоял между двором и садом… Как и все, впрочем, богатые дома города Т., – полная чаша. В кладовых его, просторных и прохладных, как сарай, хранились посуда, хрусталь и всякая утварь, которой хватило бы на много лет и многим семействам; стояли громадные кованые сундуки с полотнами и материями для годового домашнего обихода… По углам целые закрома мешков и кульков с орехами, пряниками и другими лакомствами, покупавшимися пудами… В подвалах и других закромах находились туши мяса, запасы мороженой рыбы, икра бочками и всякая снедь и выпивка. Словом, если бы городу Т. надо было выдержать осаду и кругом был бы глад и мор, семейство Крутороговых прожило бы сытно и привольно, пользуясь одними своими складами». 

После Питера и Москвы, узнав в молодости Берлин и Париж, провинциальная жизнь Надежде была в тягость. И что такое эта Тюмень? 

«Тяжелые, как крепости, каменные дома купцов с цепными волкодавами и запорами, где вся жизнь бурлит в глухих дворах. Где не существовало газет. Жизнь в городе, наводненном тысячами ссыльных, арестантов, переселенцев, с грязными, такими вонючими кожевенными заводами, весенними наводнениями, закрытым домостроевским укладом». 

Очерки «В глухих местах» интересны как произведение, дающее живописные и подлинные картины из прошлого Тюмени. 

Надежда Александровна три года провела в «Тёмени». Решила, что следует продвигать мужа по службе, для чего надобно возвратиться в столицу. В 1885 году она оставила детей отцу и уехала в Европу. Ее хлопоты оказались лишними. В Тюмень пришла железная дорога, и А.Ф. Колмогоров принял должность начальника 8-го (тюменского) участка службы пути. 

Разрушать семейную жизнь не входило в планы многодетной матери, но вспыхнуло очередное чувство к другу… 

После окончания прогимназии дочь, Мария Адамович, вернулась к матери, а Гриша остался в Тюмени. Отвергнутый супруг поступил благородно. До самой смерти выплачивал ей пенсион по разводу, а так как Григорий был рожден до брака и юридически не имел отцовства, усыновил его. Возможно, Надежда и вошла бы в историю под фамилией Колмогорова, если б не всевидящее око Святейшего Синода. 

СЕСТРА МИЛОСЕРДИЯ 

«Первая русская феминистка», как могла, поддерживала своих детей. Не оставляла литературный труд. 

Свои публикации в газетах подписывала инициалами Б. Ф., Н. А., Барон Ф., или – Дрозд, Треч, Колибри, Ревизор, Циркуль, Несчастный муж, Птица-муха, Турист, Дрозд-пересмешник и т. п. Писала пьесы для театра. Занималась переводами с немецкого, французского и английского произведений модных авторов (гонорар был по 30 руб. за печатный лист). Выступала с лекциями на темы женского воспитания и образования, о женском труде в Москве, Курске, Харькове, Киеве, Севастополе и др. городах. Она стала известной в России писательницей. 

В Русско-японскую войну Лухманова уехала на Дальний Восток, служила там сестрой милосердия и работала военным корреспондентом. 

Напряженный труд подорвал ее здоровье. Надежда Александровна хотела в Крыму разобрать скопившийся на войне литературный материал и подлечиться. Она умерла в Ялте 25 марта 1907 года. 

Ген литератора передался ее сыну, Дмитрию Адамовичу. Будучи юнгой, он дважды обогнул земной шар и под впечатлением от увиденного начал писать морские рассказы. Адамович стал капитаном дальнего плавания, директором-распорядителем Доброфлота, поэтом, писателем- маринистом, одним из первых Героев труда РСФСР. 

Правнук Григория Колмогорова, Александр Колмогоров, изучив архивные материалы, написал книгу «Мне доставшееся: семейные хроники Надежды Лухмановой». 

НА СНИМКАХ: Надежда Лухманова; дом Колмогоровых на Царской (ныне ул. Республики, 1). 

Елена ДУБОВСКАЯ /фото автора/