СЛОВО О МАЭСТРО 

Ранним хмурым утром 10 января был отозван в Вечность музыкант, дирижер и педагог Александр Ефимович Андрюшкин. Более полувека он украшал культурную жизнь Тюмени. Со своими немногочисленными единомышленниками и сподвижниками не давал «размагниниться» разрозненным структурам народно-академической музыки, успешно противостоял антикультурной элите, получив со временем почетный титул ветерана борьбы за духовные ценности, против эстетического нигилизма.

Приезжавшая в свое время в Тюмень, Людмила Зыкина настойчиво приглашала Александра в Москву, обещала ему всяческое содействие. «Что тебя держит в этом полузабытом богом краю, в этом пересохшем русле, в этих нижних этажах бытия?» – спрашивали коллеги, удивляясь отказу покинуть Тюмень… «Любовь к отеческим гробам…», – тихо отвечал маэстро. 

Тюменцы помнят, как стройный и изящный, в строгом партикулярном платье симфонического дирижера Александр Ефимович стремительно выходил на сцену… На него специально приезжали смотреть этнологи из соседних регионов – помимо прочих добродетелей музыкант обладал неповторимой в истории нашего искусства внешностью. Внук австро-венгерского военнопленного (по материнской линии) и внучатый племянник главного хранителя музейных ценностей Северной столицы, Александр Андрюшкин даже генетически был предрасположен к целомудренному творчеству, а учеба в классе корифеев народной музыки Л. Беззубова и Б. Шишкина укрепила его на выбранном пути. Фанатик классической музыки, он обладал каким-то врожденным безразличием к материальным благам жизни и финансовым аскетизмом. 

Несмотря на блестящие познания в области европейской культуры (А.А. окончил Тюменский пединститут по профилю языкознания, прилично овладев французским и немецким языками), он не стал западником и сторонником так называемых «женевских идей», до конца своих дней связал себя любовью к вечно юной песне русских полей. 

…На церемонии прощания с маэстро, прошедшей в большом зале колледжа искусств, была воспета траурная кантата, сказано много трогательных слов; сюда пришли те, кому мастер помог поверить в добро, кого согрел своей всечеловеческой душой, с кем успешно отражал лихие налеты на чистое искусство, отводил его от «аутодафе» в эпоху свободы слова и сквернословия. 

НА СНИМКЕ: "Таким мы его помним...". 

Михаил ЯБЛОКОВ 

Юрий ХОЗЯИНОВ /фото/