Владимиру Осколкову – семьдесят!

Легенда тюменского театра, художник, чьи работы известны не только в родных пенатах, кукольных дел мастер родился в апреле 1941-го в Исетске. Здесь сызмала тянулся ручонкой с карандашом к каждому клочку бумаги, за что неоднократно подвергался репрессиям со стороны суровой матери – с бумагой в деревне напряжёнка.

Однако ничто не могло сдвинуть будущего революционера театральной сцены с избранного поприща. Будучи в шестилетнем возрасте, он изобразил местный мост, пребывавший в разрушенном состоянии. Изобразил с изрядной долей экс­прессии, вместе с упавшими в воду автомашинами и тракторами. Более того, юный молодогвардеец украсил своим произведением газетный стенд возле сельсовета. Потрясённый председатель немедленно дал команду… отремонтировать мост. После этого мальцу, уверовавшему в силу искусства, оставалась одна дорога. На ней он и пребывает до сих пор, невзирая на трудности.

За спиной многочисленные победы на театральных фестивалях, революционные потрясения тюменской сцены, когда в восьмидесятых застойных на пару с Анатолием Тучковым не давали они народу «забыть Герострата», затем отбытие на «заслуженный отдых», который для художника, сами понимаете, является чистой формальностью. Да вот вспомнить хотя бы сказочный спектакль о солдате. Эту потрясающую военную притчу, поставленную в прошлом году молодым режиссёром Натальей Явныч с куклами Владимира Осколкова, смотрел я со слезами на глазах. Жаль, не в полную меру востребован сегодня Осколков. Приобрёл старый дом и удалился из города вместе с музою своей Татьяной Ивановной в уральскую деревеньку Усть-Ницу, поскольку в родном Исетске, ставшем тюменской «рублёвкой», цены зело кусаются.

Но и здесь неукротимый Осколков не сдаётся. Потихоньку обустраивает свою фазенду, которой исполнилось уже сто лет, а русская печь безотказно наделяет народ теплом без всяких ремонтов. Приспосабливает не без помощи сынов Дениса и Петра старый хлев под мастерскую, чтобы переносить здешние рассветы на полотно. Приобщает внука к своему сказочному ремеслу. Помогает, чем может, в ремонте древнего храма, который на полвека старше Тюмени.

А пейзажи здешние, между прочим, не уступают ни левитанским Плесам, ни васнецовским Абрамцевым, ни репинским Пенатам…