Скажу прямо, в Заводоуковске не все разделяют моё уважительное отношение к этому герою. У нас ведь как: человек успешный, значит, угадывай в его делах и поступках расчёт. Да что вы! С Сергеем Шабалиным знаком не понаслышке. Было время, когда объединяло нас, но в конце концов и развело, одно общее дело. Потому пишу, как подсказывает разум, как вижу и понимаю.

«Берёзовка»: из грязи в князи

Заводоуковцы помнят, каким смотрелся лет пять назад известный целебный источник, названный местными «Берёзовка», и где-то все даже свыклись с мыслью, что таким «диким» он навсегда и останется. Надо заметить также, что участок этой благословенной земли с вытекающей из недр лечебной водой расположен аккурат на границе Заводоуковского городского округа и Упоровского района. Именно упоровский глава предложил заводоуковскому предпринимателю Сергею Шабалину взять «Берёзовку» в аренду и навести там порядок.

– Поначалу я сопротивлялся, но глава был настойчив… Начали мы с очистки территории. Пришлось привлечь немало рабочих, хлам и мусор вывозили десятками машин. Сделали планировку, убрали остатки строений бывшей фермы, засеяли пустоши травой, посадили, да и сейчас сажаем, сотни декоративных и плодовых деревьев и кустарников, – перечисляет Сергей Борисович.

А ещё ему пришлось ремонтировать скважину, напор воды в которой и температура начали катастрофически падать. Сегодня скважина фонтанирует, как и раньше, а вода на выходе стабильно имеет температуру 38 градусов – такую же, что в былые времена.

В течение года «Берёзовку» посещают примерно 30 тысяч человек, из них 25 тысяч – в летние месяцы. Сказать, из разных областей России и даже из ближнего зарубежья, никаким преувеличением не будет. Интересно, что как и на любом предприятии, оказывающем услуги, имеется здесь «Книга жалоб и предложений». А что пишут? – интересуюсь я.

– Всякое пишут. Большинство хвалит, а есть и ругают, – откровенно признаётся Шабалин.

Как говорится, для всех мил не будешь. Особенно, когда реализуешь одну идею за другой, а не хватает порой опыта или специальных знаний по организации досуга людей, приехавших издалека и обжившихся здесь. Устраивает Шабалин костры, дискотеки, приглашает самодеятельных артистов из Заводоуковска и Упорово. А организация выездной торговли! Ведь до Шабалина люди приезжали сюда с полными сумками продуктов. Что-то портилось, что-то приходилось восполнять, наезжая в город. Сейчас иное: всё можно приобрести на месте.

Летом прошлого года впервые пригласил предприниматель провести на зарыбленном им водоёме окружные соревнования по рыбной ловле. Сергей Борисович хочет, чтобы соревнования здесь стали традицией, в том числе и по подлёдному лову, чего у нас в районе никогда не бывало. Но и без соревнований рыбаки наторят в скором времени сюда дорогу. Добирают веса запущенные в водоём четыре года назад карпы. Отдельные экземпляры уже сейчас тянут на три килограмма.

Где-то кони пляшут в такт

Удивительно, но, имея табун в пять сотен голов, Шабалин считает своё занятие коневодством не более чем хобби. Но откуда эта привязанность к лошадям в наше время, когда состоятельные люди если уж и озабочены, то числом лошадиных сил под капотами своих машин?

– Крестьянские корни сказываются. Дед Василий Иванович мне, тогда ещё пацану, рассказывал, как они большой семьёй, впоследствии раскулаченной, имели до десятка лошадей – рабочих и на выезд. Без лошади крестьянин тогда был никто, – рассуждает Сергей Борисович.

Разве могли предположить прадеды, что их внук и правнук заведёт табун в сотни голов! Под боком у города по левую сторону трассы в сторону Ялуторовска пасутся шабалинские кони. Вообще, коневодство для Тюменской области занятием считается эксклюзивным, не многим под силу. А он взялся: душа, говорит, захотела. Сначала в табуне было 150 голов, а далее больше и больше с дислокацией в Армизонском районе. Однако третий год подряд армизонцы страдают от засухи, травы выгорают, пришлось перебазировать табун сюда – к Тоболу.

– Корова понятно – от неё молоко, приплод, а с лошади какой навар?

– То же мясо. Ведь есть немало гурманов, предпочитающих конину любому другому: казахи, татары, да и русские раскусили наконец, что конина – самый экологически чистый продукт. Наши лошадки растут на свободном выгуле, кормятся из-под копыта, лишь для молодняка заготавливаем сено на естественных угодьях да закупаем овёс. Коров же кормят травой, выращенной с помощью химии, да и в комбикорме у них искусственных добавок хватает, – делится со мной зоотехническими познаниями мой собеседник.

Коней у Шабалина не забивают, продаёт он их только живым весом. Кому-то по просьбе подбирают коня для пастьбы тех же коров, другим надо пару гнедых свадьбу отвести, кому-то – на развод. Были случаи, когда шабалинских лошадей закупали десятками. «Шабалинские» прозвучало у меня чисто условно. На самом деле это лошади из Башкирии – порода древняя, очень выносливая, плодовитая и неприхотливая. Такой морозной зимы, как прошлая, трудно припомнить, но лошади выстояли, хотя единичные потери, конечно же, случились – впервые за шесть лет.

– А кроме морозов, какой сейчас у лошади враг в природе? Волки?

– В пригороде волков, естественно, нет, но когда базировались в Армизонском районе, там серые хищники нападали. Однако не досталось им ни одной коняги. При нападении волков табун, держа оборону, собирается в круг – хороший удар копытом для волка почти смертелен.

– А со стороны людей случались покушения?

– Был случай. Горе-охотник перепутал лошадь, должно быть, с лосем, ну, и пальнул. Ущерб он потом, конечно, возместил. А цыгане тут не водятся, – сказал Шабалин, рассмеявшись. И продолжил, но уже без доли весёлости: – Наша семья, и особенно дети, полюбила конные прогулки. Есть лошади специально для выездки, стойло у них в городе, ухаживаем за ними, вечерами выезжаем верхом. Горожане, проживающие в районе машиностроительного завода, нас видят на этих прогулках частенько.

– А не было мысли соригинальничать, организовав в городе своего рода гильдию извозчиков. Хотя бы для удовольствия желающих прокатиться в пролётке с кучером на облучке?

– Нет, о таком даже не думалось. Зато есть желание создать детскую конноспортивную школу, где бы ребята могли ухаживать за лошадями и, конечно, обучаться выездке. Не так-то просто к коню подойти и управлять им. Но это ж такая польза для физического и душевного развития ребёнка и воспитания в нём доброты. Лошадь – незаменимое для этого животное, умное и доброе, – делится планами Сергей Борисович.

Да, задумка у него такая есть. Но вместе с тем есть и осознание, что в одиночку такой программы не осилить. Нужна поддержка. И даже не материальная, а в плане административного и общественного одобрения.

И освобождается душа…

И всё-таки, что подвигает человека, и без того нагружённого массой забот в основной – торговой – деятельности, взваливать на себя дополнительное бремя? Задаюсь этим вопросом и представляю, как мой невидимый оппонент, любитель считать деньги в чужом кармане, умножает число приезжающих на «Берёзовку» на плату за въезд: вот что заставляет! Однако замечу, что в доходной части бизнеса «Берёзовка» для Шабалина большой роли не играет, окупается – и то ладно. Но почему мы никак не хотим верить, что помыслы могут быть чистыми, а цели благородными? Купцам братьям Колмаковым верили, промышленнику Савве Мамонтову соседи-ялуторовчане памятник установили, а нынешних признавать не хотим. Но ведь как ни крути, и тогда, и сегодня предпринимательство – это прежде всего получение доходов, то есть выгоды. Иначе какой же ты предприниматель! И пусть первым кинет в меня камень тот, кто скажет, что всё, сделанное Сергеем Шабалиным за последнее десятилетие, не было на пользу городу и горожанам.

018-1-2Есть ещё мера, особо значимая для наших дней, которой оценивается вклад предпринимателя в социальное благополучие округа. Сергей Шабалин предоставил работу по уходу за конями только четырём заводоуковцам, но ещё около двух десятков трудоустроены на источнике. Все они имеют постоянную зарплату и социальные гарантии. А всего в структуре Шабалина трудятся 300 человек.

В завершение разговора я спросил, много ли сил и времени, да и нервов, в конце концов, отнимают эти два его увлечения – коневодство и «Берёзовка», которые не относятся к основной производственной деятельности?

– Трудно сказать. И тем, и другим заниматься приходится ежедневно. Нет дня, чтобы в летнее время на источнике не произошло чего-либо, требующего вмешательства. В коневодстве тоже не без проблем. Правда, часто еду к табуну просто так. Приедешь вечером, к лошадкам подойдёшь, пообщаешься, словно с друзьями, посмотришь, как мирно пасутся взрослые, как стригунки резвятся, подрастая… И освобождается душа от всего наносного и мелочного.