Дмитрий Бортнянский более десяти лет совершенствовал свое музыкальное мастерство в Италии, на родине классической оперы. На сцене театра San-Benedetto в Венеции в дни проведения знаменитого венецианского карнавала 1778 года прозвучала его опера «Алкид».

Пресса тех лет писала: «Разнообразие, изящество и блеск вокального исполнения, изобретательность и приятность балета, искусное построение сюжета создали спектакль, доставивший наслаждение». Нам, тюменцам, слушающим эту оперу через 233 года после премьеры, не предоставили возможности «насладиться изобретательностью и приятностью балета, искусным построением сюжета».

Опера в концертном исполнении не предусматривала балета, а о сюжете мы могли только догадываться – вряд ли в зале филармонии было много людей, свободно понимающих итальянский язык, а программка только намекала на то, что перед Алкидом (юношеское прозвище Геракла) лежало два пути – жизнь, полная наслаждений, или тернистый путь подвига. Однако опера слушателям понравилась. Разнообразием, изяществом и блеском вокального исполнения нас порадовал прежде всего обладатель красивого голоса – контртенор Артем Крутько. Любителям музыки известно, что Артем уже дважды бывал у нас, пел в сопровождении органа. Еще более красиво звучал его голос в сопровождении камерного оркестра «Камерата Сибири» под руководством Антона Шароева. Именно с именем Антона Георгиевича связано возрождение незаслуженно забытого шедевра. Стараниями нашего маэстро эта опера звучала в Киеве, Ленинграде, Москве. 10 лет назад это сочинение Бортнянского прозвучало и в Тюмени.

Женские партии исполнили: Эдонида – Елена Шароева (сопрано), Аретея – Алена Крутько (сопрано), Альцеста – Анна Сукманюк (сопрано). Но кто они такие, как относятся к Алкиду, понять было невозможно. В опере приняла участие и лауреат международного конкурса хоровая капелла Тюменской фи-лармонии под руководством Анжелики Таланцевой.

Публика выразила свое удовольствие от услышанного шедевра долгими аплодисментами, криками «браво» и цветами.

Кстати, Антон Георгиевич затевает новую интригу – 20 марта нас ждет опера Римского-Корсакова «Моцарт и Сальери», где обе партии исполнит один солист так, как когда-то спел великий Шаляпин автору оперы (но не Владимир Огнев, как указано на сайте филармонии). Кто он – узнаем позднее.