НАПАСТЬ 

Напасть под названием Covid-19 сильно осложнила жизнь автотранспортникам, занимающимся пассажирскими перевозками. Стало понятно, что речь идёт буквально о выживании, когда уровень пассажиропотока упал в разы. Как с этой ситуацией справлялись тюменские перевозчики, каково их «самочувствие» сейчас? На вопросы «Тюменской правды» ответили руководители трёх предприятий автотранспорта. Итак…

Сергей Галимов, директор ООО «Мос-Авто». 

– Сергей Шамилевич, как грянувшая пандемия коронавируса отразилась на работе вашего предприятия? Как государство отнеслось к вашим проблемам? 

– Проблемы стали ощутимы начиная с 18 марта. И резко обострились с 28 марта, когда были заблокированы все льготные транспортные карты. А это около 60 процентов всех наших пассажиров. Плюс режим самоизоляции сработал, закрылись предприятия, торговые центры, магазины и прочее. Доходность перевозок рухнула. 28 марта мы не смогли заработать даже на топливо. Основными пассажирами стали врачи, медсёстры, работники правоохранительных органов… А это всего лишь примерно 10–15 процентов от нашего «бывшего» пассажиропотока. 

Одно дело, когда бизнес совсем закрыли, запретили работать, вы простаиваете и доходов не получаете. А нам надо было работать. В результате к недополученным доходам прибавились убытки, причём довольно серьёзные. И вот эта ситуация, конечно, стала очень сильно портить настроение. Хорошо, что банки, в которых мы кредитуемся, пошли навстречу, мы получили отсрочку по платежам на полгода. Поэтому мы сейчас только проценты платим. А основной долг пока не гасим. По части лизинговых платежей послаблений не было. 

Мне трудно сказать, как другие автотранспортные предприятия в этот самый трудный начальный период выживали, а нам было чуть полегче, потому что у нашего общества многопрофильный бизнес, и мы с других своих отраслей могли перекидывать деньги в транспортный сектор. С последующей отдачей, конечно. 

Естественно, как и всем транспортникам, нам разрешили трудиться по воскресным графикам. Что совершенно разумно. Нет смысла гонять друг за другом пустые автобусы. 

Тем не менее финансовая ситуация продолжала усугубляться. И стало ясно: самим нам не выпутаться. Поэтому вместе с другими перевозчиками обратились за помощью к государству. 

– И дождались этой помощи? 

– Дождались. 8 июня получили первую субсидию из городского бюджета за апрель. Довольно- таки хорошую, мы рассчитались по долгам с поставщиками топлива, запчастей… 

– Сколько предприятие потеряло – столько вам и компенсировали? 

– Были произведены скрупулёзные расчёты. Сравнили результаты производственной деятельности за апрель прошлого года с итогами нынешнего апреля, разницу компенсировали. Результат расчётов нас вполне устраивает, всё правильно и справедливо. 

Были учтены и наши расходы, связанные с дезинфекцией, ношением масок и т.д. Мы всё за свой счёт покупали – но субсидия компенсировала. 

– За май тоже компенсацию получите? 

– Уверены, что город нас не бросит. Выплатят субсидию за май – и мы сможем сказать, что предприятие никак не пострадало, что мы вполне благополучно проскочили самый опасный для предприятия период. 

Постановление администрации города Тюмени, по которому мы получаем поддержку, если не ошибаюсь, будет действовать до 1 сентября. Но с каждым месяцем субсидия должна уменьшаться. Потому что постоянно идёт наращивание пассажиропотока, мы ощущаем этот рост чуть ли не по дням. Идёт рост доходности. 

Помимо вот этой субсидии мы ещё получили поддержку от Правительства Российской Федерации. Это выплаты в размере МРОТ на каждого работника. Условие получения этой выплаты – сохранение штата не менее чем на 90 процентов. Мы ни одного человека не уволили. Эти средства в мае уже получены. С 1 июня подали новую заявку. Суммы небольшие, но всё равно нагрузка на зарплату гораздо меньше становится. 

Подытоживая, скажу, что наше предприятие в этот тяжёлый период выстояло, и выстояло довольно уверенно, и не в последнюю очередь благодаря помощи со стороны города Тюмени и Тюменской области. 

– Можно было предположить, что вас, частников, обижают. Но к вам точно такое же отношение, как к муниципальному предприятию ПАТП-1. 

– Ну, мы же общие задачи выполняем. 

Роман Шулепов, генеральный директор ТПАТП №1. 

– Роман Евгеньевич, расскажите хотя бы в общих чертах, как вы вошли в этот тяжёлый период, как из него выбирались? 

– Да, период был… скажу так: ни с чем не сравнимый. Случилось то, чего не случалось никогда: объёмы перевозок упали практически на 90 процентов. 

Если раньше в будний день предприятие в среднем перевози- ло порядка 90 тысяч пассажиров, то с введением карантинных мероприятий – где-то 15 тысяч. В такой же степени пострадала, естественно, и доходная часть. 

Добавился непривычный и довольно объёмный круг забот, связанных с обеспечением противовирусной безопасности. Это и средства индивидуальной защиты работников (маски, перчатки), и обработка дезсредствами салонов автобусов, производственных и прочих помещений. Предприятие достаточно большое, на линию ежедневно выходило 480 автобусов, численность персонала у нас две с половиной тысячи работников… И надо было дойти буквально до каждого, объяснить необходимость всех этих нововведений, контролировать неукоснительное выполнение каждого пункта «тревожных» мероприятий. И вот эта работа в новом, непривычном режиме тоже стала для коллектива большим вызовом, испытанием. Это испытание мы выдержали неплохо: всплеска инфекции на предприятии зафиксировано не было. 

Огромный пласт работы был проделан на предприятии с теми, кто в силу возраста «65» или из-за наличия хронических заболеваний должен был находиться в режиме строгой самоизоляции. Таким работникам в период активной фазы борьбы с эпидемией либо предприятие компенсировало денежные потери, либо фонд социального страхования – через упрощённый порядок открытия больничных листов. 

– Пострадала доходная часть. Как справлялись с этой ситуацией?

– Поскольку пассажиропоток заметно иссяк, в апреле-мае предприятие работало по графикам воскресных дней. Отсюда и резкое сокращение доходной части. Скажу сразу: если бы администрация Тюмени не приняла активное участие в поддержке предприятий транспортной отрасли, ни наше ПАТП, ни компании, выполняющие аналогичную работу в нашем городе, фактически не выжили бы. Муниципалитет разработал порядок предоставления субсидий – именно в качестве компенсации за эти выпадающие доходы. Вся подготовительная работа была проделана муниципалитетом очень быстро, и уже в конце мая нуждающимся в субсидии транспортным компаниям было предложено представить свои заявки. Естественно, мы тоже подали свою. И нет сомнения, что в ближайшее время средства будут получены. 

Но это не всё. Сейчас мы находимся в стадии подготовки и заключения договора уже по программе Российской Федерации. Суть: если мы в период с 1 июня 2020 года и до 1 апреля 2021 года сохраним коллектив не менее чем на 90 процентов, то можем рассчитывать на достаточно серьёзную, причём безвозмездную, финансовую помощь со стороны государства. 

Были сложные периоды в жизни нашего предприятия. Нынешний – самый сложный. Но никогда не стоял вопрос о сокращении или «оптимизации» численности людей. Не стоит такой вопрос и сейчас. Мы переживём эти трудные времена, будем, как и прежде, с достоинством и честью выполнять свои обязанности по перевозке пассажиров. 

Генеральный директор ООО ГПК «Трансавто» Николай Ожгибесов. 

– Николай Лаврентьевич, как складывается ситуация на вашем предприятии в связи с нашествием коронавируса? 

– Наверное, как и на большинстве предприятий нашей отрасли – очень плохо. Хотя, конечно, со своими особенностями. Мы занимаемся межрегиональными и международными перевозками. И вот эта специфика сделала нас, пожалуй, более уязвимыми. 

Первый удар пришёлся по международным перевозкам. 15-го марта закрылась граница с соседним государством, Республикой Казахстан. 

Со второго апреля закрылась для проезда автомобильного транспорта Курганская область. Наглухо. И открылась лишь 15 июня, и то с ограничениями. Например, право въезда на территорию региона имеют только жители Курганской области, которые там зарегистрированы, а все прочие пассажиры – только со справкой, подтверждающей, что они не заражены коронавирусной инфекцией. 

С 15 июня мы снова поехали в Курган, количество рейсов сократилось до двух, но всё равно наши автобусы ходят практически пустыми. Естественно, эти поездки убыточны. 

– А что по другим направлениям? 

– В Ханты-Мансийск мы открыли рейсы тоже. В конце мая. И тоже возим по 2-3 человека за 700 километров. Два раза в неделю. Тоже в убыток. 

Больше никуда за пределы региона не работаем. По области работаем. Но пассажиропоток всё равно слабенький. Боятся люди, не едут, осторожничают. 

– То есть вы хотите сказать, что доходных маршрутов вообще не осталось? 

– Именно так. 

– Буквально на всех уровнях власти было объявлено, что ваша отрасль не останется без поддержки. Вы её получили? 

– Получили. В первую очередь – из бюджета Российской Федерации. Сказал президент: после 1 мая подавайте заявки, после 18-го мая начнутся выплаты. И точно: 18-го, не успел прийти на работу и включить компьютер – вижу, деньги уже на счету. Через месяц всё повторилось: деньги в размере МРОТ на поддержку работников коллектива пришли так же чётко, без проволочек. 

– Были ли какие-то другие формы поддержки? 

– Да. Появилась возможность взять зарплатный кредит всего под 4 процента. Мы берём эти средства и выплачиваем работникам минимальную заработную плату. К тому же целых 6 месяцев мы будем пользоваться этим кредитом и ничего не платить. Кроме того, с 1 июня появилась возможность взять ещё более выгодный кредит. Под 2 процента годовых. Он тоже целевой – на поддержку занятости населения. Здесь условия такие: надо, чтобы в течение всего периода кредитования, а это год, сохранилось не меньше 90 процентов численности коллектива. Тогда этот заём можно будет вообще не возвращать. 

Вот такие условия. Очень заманчивые. Но не всё так просто. Как я могу гарантировать, что у меня и Курган откроется в полном объёме, и Казахстан откроется, и мы прежнюю прибыль будем получать, и людям будем зарплату платить не минимальную, как сейчас, а нормальную, чтоб они могли обеспечивать свои семьи? 

– Вы хотели бы, чтобы помощь от государства была оказана более весомая? 

– Конечно. У нас связаны с этим конкретные ожидания. На уровне правительства Тюменской области в конце апреля принято постановление, согласно которому перевозчикам будут возмещаться недополученные из-за коронавируса доходы. Если раньше имели с рейса, грубо говоря, 100 рублей дохода, то сейчас – 20. Разницу между этими цифрами бюджет области и должен согласно этому постановлению возместить. 

Я очень рад, что правительством области принято такое решение. Всё дело только в сроках. А уверен я, что эту конкретно помощь мы получим, потому, что постановление №260-П, о котором идёт речь, появилось на основании решений, принятых на высшем государственном уровне. Вот в рамках общегосударственной политики региональные органы власти и берут на себя обязательство оказывать меры поддержки перевозчикам. 

Кроме того, предприятие полностью или частично освобождено от налогов за второй квартал (кроме НДФЛ и НДС), освобождено от арендной платы за государственное имущество (автобусы) за март и апрель. Так что государство нас своей заботой не оставило. 

НА СНИМКАХ: Сергей Галимов; Роман Шулепов; Николай Ожгибесов. 

Влад ГРАННИК /фото автора/